Врубель призывает к миру и любви

Бoрис Aндриaнoв. Фoтo: прeсс-службa aртистa

Гeндирeктoр ГТГ Зeльфирa Трeгулoвa с удoвoльствиeм пoдмeчaeт тeндeнцию, чтo «музыка в музеях звучит сейчас все чаще и чаще», припоминает многолетнюю традицию «Декабрьских вечеров» в ГМИИ им. Пушкина, говорит о тонком взаимопроникновении музейного и музыкального пространств, когда в человеке ненавязчиво связываются воедино «и музыкальная ткань, и тесное соседство с художественными произведениями».

Интересная особенность грядущего фестиваля: у сцены на мольберт ставится картина, либо находящаяся в запасниках, либо подаренная одним из меценатов, — но так или иначе вещь очень редкая, так просто ее в другое время и не увидишь… Выходит куратор и буквально в несколько минут затевает рассказ об этом полотне. А уж потом в воздух взмывают смычки: начинается вечер камерной музыки, состоящий то из Бриттена, Моцарта, Равеля (как на открытии 28 мая), то из Васкса и Шостаковича (29), то Квартет имени Давида Ойстраха касается Рахманинова, Шостаковича, Моцарта… Интрига в том, что до последнего никто не знает, какую именно картину выставят на всеобщее обозрение.

— А ведь музыка в доме Третьяковых звучала часто, — говорит Зельфира Трегулова, — кстати, старшая дочь Павла Михайловича была талантливой пианисткой и вышла замуж за известного пианиста Александра Зилоти…

Вот это размеренное салонное музицирование долгое время было фундаментом классической музыки, поскольку играли не ради денег, не по причине звездного имени солиста, но для себя. Находили в этом неземное наслаждение. Ведь нет ничего интимнее камерной игры — партнера в этот момент надо чувствовать необыкновенно, в этом «чувстве локтя» — вся красота, тем более когда любой из «зрителей» (если речь идет о салонных концертах) мог встать и подыграть, образования вполне хватало.

— Конечно, зал Врубеля — это магия места, — добавляет Борис Андрианов, — музыканты (да и зрители) «включаются» здесь на другом уровне. А включаться надо, чтобы в сжатые сроки получить высокий результат. Синтез музыки и изобразительного искусства и нов, и вечен, и прекрасен.

И вот тут-то и выступает на первый план тот самый талант к сыгранности, потому что кто собирается в камерные программы на андриановском форуме? Сплошь звездные имена солистов — пианист Борис Березовский, гобоист Алексей Огринчук, скрипач и альтист Юлиан Рахлин, конечно же — альтист Максим Рысанов, а еще Сергей Догадин, Массимо Мерчелли, Клара-Джуми Кан и многие другие. Ну и, конечно, в качестве вишенки на торте — две премьеры: 29 мая впервые в Москве исполнят концерт для альта и струнного оркестра (а им будет «Русская филармония» Дмитрия Юровского) Петериса Васкса (написанный для Максима Рысанова), причем сочинение характеризуется как «послание о мире и любви»; а 30-го дадут мировую премьеру квартета Belle Epoque Сергея Ахунова (сочинение написано специально по заказу фестиваля).

Комментарии и пинги к записи запрещены.

Комментарии закрыты.