В ответ на теракт: Люди приходят на помощь друг другу, не надеясь на государство

Пoслe тeрaктa в мeтрo в Сaнкт-Пeтeрбургe мнoгиe срaвнивaют пoвeдeниe людeй в критичeскoй ситуaции в Мoсквe и в Сeвeрнoй стoлицe, oтмeтив нeoжидaннoe проявление солидарности и самоорганизацию петербуржцев. Прежде всего, дело не в географии: в течение нескольких лет, прошедшие с москвы нападения, среди людей, протянулось больше горизонтальных связей, больше, чем надежды на себя, чем на государство, пишет «Газета.ги».

Эмоциональный подъем граждан, не оставил равнодушными даже чиновников. Например, губернатор ленинградской области в понедельник отправился на работу на метро, решив таким образом поддержать петербуржцев, которые боятся спускаться в метро. Хотя, кажется, запугать граждан террористами, как раз не удалось. Боятся люди не проявляют такую солидарность.

Самый интересный вопрос, конечно, откуда эта гражданская солидарность? После крымских событий, когда разобщение начал, не только в дружеской, а часто и в семейном кругу, казалось, мы никогда не можем быть только люди. Слишком много ненависти и злых слов выплеснулось наружу. Трагедия в санкт-Петербурге показал, что все, кто так думали, — были пессимистами. Вся эта злоба друг к другу, доносы, предательство — слишком много ложной и не соответствует действительности. Точнее, не вся правда, — что, в самом деле, есть пропаганда.

Те, кто является людьми, им и остался, только примеры человеческой взаимовыручки, щедрости, героизма, добрых делах – редкая тема в тв, вот и кажется, что все вокруг сошли с ума.

Кстати, это сейчас в последнее время все чаще и чаще показывает обратные примеры. На митингах против повышения тарифов на ЖИЛЬЕ, или для отмены нового сбора с дальнобойщиков «Платон» люди справедливо протестуют против того, что государство беспардонно залезало в их карманы. Но акции против передачи икон храмов на управление Церкви не несут и доли меркантильного оттенка. Санкт-петербург возмутились, потому что они их родном городе власть, чтобы управлять, независимо от того, на свое мнение, и потребовали уважения к себе.

Кажется, именно это чувство уважения к себе и продиктовало поведение жителей города во время и после теракта.

Даже те, кто, может быть, и не прочь был обогатиться на чужой беде, просто не мог конкурировать с тысячами граждан, для которых выражение «общечеловеческие ценности» — это не пропагандистский лозунг, а образ жизни. Тех, кто открыл двери своих автомобилей на неизвестных прохожих, изменил свои маршруты, чтобы подвезти людей до их домов, плевал на прибыль, не отказывая в чай и печенье добровольцев…

В этом проявляется, в санкт-Петербурге самоорганизацию часто противопоставляют Москву: после терактов на Лубянке и в аэропорту Домодедово капитал таксисты драли по несколько метров. Скажем, в Москве больше посетителей, которые не чувствуют солидарности с городом. Или — Москва привыкла к терактам, а для Северной столицы стал первый, поэтому так и потрясло граждан. Или пытаются разделить граждан на «плохих» москвичей и «хороших» петербуржцев.

И в то время как в москве атак было много людей, добровольцев, сдававших кровь, помогавших пострадавшим деньгами. Но тогда СМИ больше обратил внимание на проявления рвачества и страха, а сегодня — на примерах самопожертвования и взаимовыручки.

А вот что точно очевидно — в последние несколько лет, несмотря на все российское общество, только повзрослело. Узнал, не надеясь, что государство будет строить горизонтальные связи. Усыновление, донорство, благотворительность перестала быть что-то уникальное и, конечно, не зависят от политических страстей.

Комментарии и пинги к записи запрещены.

Комментарии закрыты.

Translate »