Дело против памяти. Скандал с кофе Каратель возле Дома профсоюзов

В чeм истинныe причины скaндaлa вoкруг клубa Кaрaтeль, примыкaющeгo к Дoму прoфсoюзoв в Укрaинe.

«Я пoстoяннo слышу oбвинeния в aдрeс нaшeй кoмaнды. Гoвoрят, нe кoсти пoгибшиx eврoмaйдaнoвцeв клуб oткрывaют, – гoрячится xудoжeствeнный рукoвoдитeль Кaрaтeля Мaрия Бурдун. – Нo eсли дeлo дoxoдит дo этoгo, тo крoвь прoлилaсь oт цумa дo Мaриинскoгo пaркa, Aрсeнaльнoй и Бaнкoвoй. И в Влaдимирскoй журнaлистa Вячeслaвa Вeрeмия выстрeлил. Eсли тaк судить и Oктябрьский двoрeц дoлжeн быть зaкрыт, тaм стeны пoмнят рaсстрeлы нквд, тaм ужaсныe вeщи прoизoшли. И вo врeмя Мaйдaнa былo стрaшнo. Нo ничeгo, кoнцeрты кaждый дeнь прoxoдят…»

Гoд нaзaд клуб Кaрaтeль, кoтoрый нaчинaлся кaк мeстo встрeчи бoйцoв AТO, стoял нa улицe Тургeнeвскoй. Нo из-зa пoвышeния aрeнднoй плaты для прeдпринимaтeлeй фoндa пришлoсь eгo зaкрыть, — пишeт Влaдислaв Лaзaрeв в № 14 журнaлa Кoррeспoндeнт oт 15 aпрeля 2016 гoдa. Когда я снова открыл свой клуб в одной комнате, рядом со зданием профсоюзов, разразился большой скандал. Владельцев обвинили, что это цинично зарабатывают на пролитой во время Евромайдана крови. В ближайшее время власти города планируют закрыть магазин.

Стоит отметить, что когда-то здесь было кафе — только сети Кафы. Это и закрыли. В принципе, владельцы обвиняется в том, что персонал не оставил на пороге бойца в форму. И тогда больной теме решил пропиариться политики – период был предвыборный. Мол, так что вы можете попирать память погибших?!

Мы пытались понять, что происходит спокойно и без эмоций.

Кулей с шлем

«Дело в том, что информацию исказили, — пожимает плечами Бурдун. — Я думаю, что человек, не из киева, который читает новости: «Открытие кафе в Доме профсоюзов». Я бы сама на его месте возмутилась. Но выйдите на улицу, посмотреть, где находимся мы, и где здание, в котором погибли люди. Между нами свод, мы непрерывно лестницы. В этой комнате во время Евромайдана был законсервированный в отделение банка и не было ни майдановца. Давайте посчитаем, сколько мест, где люди веселятся в соседних домах, на противоположной стороне улицы».

Фото Дмитрия Никонорова

Арт-директор Карателя Мария Бурдун не видит ничего плохого в открытии фонда, возле Дома профсоюзов

Действительно, в десятках метров от Карателя — и летняя площадка пиццерии, и сверкающие неоновые вывески кафе. Нашлось здесь место для зала игровых автоматов с названием Державна лотерея.

«И помните, место под отель Казацкий, куда привезли раненых героев? Там сейчас кофе конюшне стоит, сладости продают, музыка играет, – подчеркивает Мария Бурдун. — Но никто не мешает.

Разговор прерывает один из официантов. Говорит, что гости просят разрешения посмотреть футбол: «Там, в Мадриде, с кем-то играть…».

Еще ищут пульт от телевизора, и я замечаю, что внутри Карателя.

Первое, что видит посетитель кафе, – ящик из-под боеприпасов с пустыми гильзами. На стенах флаги добровольческих батальонов с автографами бойцов, маскировочные сети и топографические карты. В соседней комнате с потолка свисает пара ПТУРов. Их повесил на место зеркало диско-шары, и они медленно вращаются. На кресла накинуты чехлы-камуфляжи.

Фото Дмитрия Никонорова

Интерьер Карателя делается на военную тему

Посетителей не так много, несколько человек пришли в военной форме с нашивками Айдара. Общаться друг с другом и от интервью отказываются.

«Позвольте мне сказать вам, — улыбается еще один гость, Максим, который до войны жил в Луганске, и оказалась в плену у сепаратистов. – Мне нравится атмосфера клуба, и украинские песни здесь вы можете слушать. Это не увеселительное заведение, это память. Если и здесь есть место для улыбки. Меню очень остроумно высмеивает фейки российской пропаганды.

Собеседник открывает увесистую папку и читает:

«Макароны Лайф Ньюз», «Макаронные изделия Раисся-24″, салат «Цезарь» — «Аве Пшонка» и закуска из телячьего языка – «второй гасударственный». И вот этот коктейль: «Кровавый пастор» и «Куля в лоб». Этот напиток здесь особенное действие. Сначала официант подходит к клиенту шлем, бьет в этот коктейль, и только после этого, посетитель может выпить. Кроме того, со словами: «Куля в лоб — так куля в лоб!». Знаешь, все это-наша история, все это надо помнить».

За соседним столиком мужчина в «горках», добавляет: «И самое главное, что здесь собираются люди те, кто понимает, симпатия».

«Юмор спас нас на Майдане и на фронте»

«Когда он вернулся с войны, мне пришла идея создать кафе для патриотов и атошников. Это, так что вы можете сидеть в форме. И меня никто не косился. Или, наоборот, не прятал взгляд, – говорит бывший боец Айдара, прошедшие Иловайский котел, Игорь Пилявец. — Мой друг-айтишника были недорогие, и я до Майдана работал в клубе, ресторанном бизнесе. Здесь мы сели и придумали как Мститель. Тогда наслушались российской пропаганды и решил пошутить об этом. Юмор спас нас на Майдане и на фронте. И, при каких обстоятельствах мы не смеемся над своими товарищами. Мы имеем дураком врага.

Открыл Каратель-1 на Тургеневской в мае прошлого года. И 14 октября, день Защитника Отечества и владелец помещения поднял арендную плату. И кафе пришлось закрыть. В Карателе-2 Пилявец работает только в роли ассистента. Совладелец фонда не является. Говорит, что он на двух работах. И энергии не хватает. Тем более, что первая работа особого дохода не принес.

«Наоборот, мы в долги влезли, — говорит Пилявец. — Цены на ремонт минимальные, и, должно быть, был и коммунальные услуги оплачивать, и сотрудникам платить, и гонорары артистов, дают. Проект был более социальным. Тем более, что мы в клубе лекции на тему психологической реабилитации бойцов АТО. Всем известно, что вернувшиеся с войны ребята нуждаются в тебе».

В Карателе-2 старые ошибки, они хотят исправить. Надеются и социальную миссию выполнить, и получить прибыль.

«Почему бы и нет? – говорит Мария Бурдун. — Я добровольно в течение этих двух лет, все из дома прошел, начиная от денег и заканчивая телевизором. Но заработать тоже. Кстати, ты видел на заборе вокруг кафе надпись «кафе-музей»; Здесь будут экспонаты с передовой. Многие у нас в столице постоянный экспозицй для АТО; И скажи мне, где люди в большей степени готовы пойти в музей или в кафе?»

Патриоты используют?

Первый камень в сторону Карателя бросил известный волонтер Алексей Мочанов. И его интересовали исключительно морально-этические вещи:

«Я помню, было то мутка с кофе в конце их Профсоюзы, — написал он в Facebook. Тогда народ возмутился, и с забегаловкой в братской могиле отсутствуют защитники Майдана и Гідности не срослось. И что теперь изменилось? Срок исковой давности прошел? Кто и с какой сделки? Типа «крыша»?»

Затем появился и не скандальная информация. Слухи о том, что помещение кафе арендует и сдает в субаренду Иван Балабан — бывший кандидат в нардепы и президент Федерации греко-римской борьбы в Киеве. В 2008 году в столичных газетах писали, что совершил незаконное строительство на территории парка Сырецкая роща.

«Иван Балабан и компания создали около шести частных компаний, которые занимаются арендой зданий, – говорит глава столичной Самообороны Александр Медведь. — Сделать ремонт, для этого им дают места за копейки, и субаренды стоимость уже другая. Во первых, Иван Балабан и предоставили номер сети Кафы Кафе. Владельцы сделали ремонт на первом этаже и профинансировали установку лифта в здании. Но после Кафы Кафе пришлось съехать. И в этой же комнате поселился Каратель. Стоит отметить, что оборудование Кафы Кафе дали только частично. И не могли вернуться 3 миллионов долларов сша. Я думаю, что сейчас патриоты просто используют. Но я уверен, что дети от Мстительной разберутся, что к чему».

Сам Балабан комментировать обвинения против вас не хочет. И с журналистами не общается.

«То, что произошло называется рейдерским захватом имущества! – уточняет представитель Кафы Кафе Марина Самборская. — Нам дали только диваны, часть музыкального материала, часть светильников. Таблицы, системы вентиляции, детали наружный обои – все остались там. Для того, чтобы понять объемы потери, я скажу, что мы вложили 4,5 миллиона долларов на ремонт. Сегодня в помещении осталось имущество и оборудование стоимостью более 2,5 миллионов долларов. Сейчас мы стараемся, чтобы возместить затраты на суд, при рассмотрении двух уголовных дел. Для Ивана Балабана могу сказать, что изначально я его сыграю. И тогда он понял, кто он на самом деле. Только с Шевченковскому районе в этом как бы «висит» 13 эпизодов, по нашей информации проходил как обвиняемый и подозреваемый как соучастник различных мошенников. Он дал нам поддельные документы. Ремонт в помещении не была узаконена, планировка на договор субаренды не соответствует техпаспорту БТИ. Балабан часто выходит сухим из воды — не оформляет на себя в собственность, не имеет ни основателя, ни директор предприятия. Но мы прилагаем все усилия, чтобы доказать его причастность».

«Какое отношение имеет Иван Балабан; – интересно, Бурдун от Карателя. — Моя бабушка говорила: «На заборе пишут слово из трех букв, но как ни в один прекрасный день, там не было ничего». Балабан не директор, крыша, не мафиозная структура. Этот человек приходит к нам на обед, заказывает комплексное меню и уходит. Официально он никакого отношения к нам не имеет. Нигде ни одной подписи, ни одного упоминания о нем».

Выходит, что вокруг Карателя разразился не только морально-нравственного конфликта, но и общий бизнес-скандал

Так или нет, но кажется, что вокруг Карателя разразился не только морально-нравственного конфликта, но и простой бизнес-скандал.

«На самом деле, все гораздо сложнее, — говорит волонтер Ирина Солошенко. — Вопрос в том, что сомнительная компания пытается легализоваться, используя власть патриотов. Все мы должны быть очень осторожны. К сожалению, часто в патриотические цвета красят плохие действия».

С ней согласен и бывший политзаключенный, диссидент и глава Ассоциации психиатров Украины Семен Глузман: «При всем моем положительном отношении памяти УПА (я сидела с этими стариками!), я считал появление Криївки во Львове чудовищным надругательством, – говорит он. — Для меня это был символ позора на Западной Украине. Я ничего не имею против таких имен, как Каратель. Я не чувствую иронии. Сейчас не время для таких кафе, не открывай, и если память-это только память, и не останется людей, которые пережили весь этот кошмар. Я думаю, что в этих местах люди просто зарабатывают деньги. И если это социальный проект, который нуждается в армии, то пусть 100 атошников, чтобы написать письмо владельцам: «Откройте заведение с названием Каратель. Если в кафе делают отчет ΟΥΚΡΑΝΊΑΣ, давайте КГГА решили, что там должен быть музей. Только в этом случае, я смогу принять факт появления этого места».

Фото Дмитрия Никонорова

Такого же мнения придерживаются и городские власти. В правительстве утверждают, что кофе в профсоюзы не имеют место.

«В финансовой деятельности предприятия не имеет право вмешиваться. И мы не делаем. Но мы имеем право на основании заключения комиссии об аварийности здания демонтировать незаконные конструкции и обнести все забором», — говорят в мэрии.

Но что такое забор для популярного магазина? В столице есть несколько мест, которые, по существу, не прилипает броские знаки с именем и при этом переполнены. И, наконец, судьба Карателя будут решать волонтеры и власть, и гости. Правда, пока их откровенно мало, и подчеркивая, как далеко от Киева война, как заинтересовать жителей столицы все, что происходит в нашей стране – на востоке.

«Оазис в пепел»

Я выхожу из Карателя, и я вижу, развевающееся на ветру белое полотно, которое закрыли в Доме профсоюзов. После Евромайдана прошло около двух с половиной лет, но память мертвых и не увековечена. Не, кажется, ни мемориальной доски, ни соответствующей надписью.

В зеленый металлический забор вокруг здания видны только обрывки объявлений: «Общежитие недорого», «Предлагаю работу», «Концерт состоится».

Компания молодых парней на моих глазах клеит на забор новые объявления.

«Да, конечно, мы знаем, что здесь было — это оправдано. — Но мы же люди пытаются сделать свою работу получили».

В нескольких метрах от меня по всему периметру здания, в ряд фонари с объявлениями. Плакаты призывают киевлян и гостей столицы посетить футбольные матчи, заказать пиццу, пойти в военкомат и подписать контракт для армии. О трагедии двух лет здесь ни слова. И никто, кроме меня, это не удивительно.

За углом, на улице Костельной, белое полотно отделка – строители покрывает только переднюю часть здания. Стены, как и зимой 2014-го, г-от паров, окна зияют дыры. И прямо напротив доски в летних кафе. Там звенят бокалы с вином, наслаждался ужином.

«Да. Мы знаем, что было на евромайдане, мы помним. Но мы здесь, чтобы отдохнуть и не думать о прошлом», — отрезает глава семьи и с досадой откладывает вилку. Аппетит иметь после меня спрашивать, очевидно, поврежден.

Здесь, в Костельной, прямо на стене Дома профсоюзов недавно новую вывеску с рекламой салона красоты. Расположен в историческом здании Профсоюзов.

«Немного неудобно, чтобы добраться до нас, — вздыхают коллеги гостиной. — Вы должны через дверь в заборе, чтобы пройти после стройки. Но не волнуйтесь, у нас есть полностью отремонтированные, с осени прошлого года мы работаем. Мы, как оазис в пепел. Запах гари еще, но только поймать».

***

Этот материал опубликован в№. 14 журнала Корреспондент от 15 апреля 2016 года. Перепечатка публикаций журнала Корреспондент в полном объеме запрещена. С правилами использования материалов Корреспондент журнала, публикуются на сайте Корреспондент.net вы можете прочитать здесь.

Комментарии и пинги к записи запрещены.

Комментарии закрыты.